Дамы! Хотите одеться шикарно и со вкусом, обращайтесь к одесской портнихе Е.Д. Агеевой», - зазывала благовещенских модниц газетная реклама 1910 года. Наряды в те времена были многосложными - с корсетами, длинными юбками в воланах, обилием кружев, сложными рукавами и еще более сложной отделкой. Главным элементом дамского наряда была шляпа. Но, увы, не всем шляпы нравились. 

«Иллюзион - это место, куда вечером идет усталый обыватель, чтобы похохотать над проделками господина Глупышкина, - пишет благовещенская газета «Эхо». - К сожалению, иллюзион теперь недоступен по причине… дамских шляпок. Вместо экрана зрителю приходится созерцать квадратные сажени японской соломы или иного материала, украшающего голову впереди сидящей дамы.  На днях пришлось наблюдать, как два господина из задних рядов карабкались на барьер, чтобы убрать из поля зрения гигантский гриб на голове соседки, сидевшей в первых рядах. 

Выход из этого положения один: разделить зал на две половины - мужскую и женскую или сделать для дам особую закутку».
Гигантские шляпы были не только объектом недовольства, но и предметом повышенной опасности. Та же газета поместила в августе 1910 года такую заметку. 

«Головные уборы дам случается причиняют своим владелицам серьезные неприятности. Такой случай был наблюдаем на Зейской. Какая-то дама, проезжавшая на извозчике, была в шляпе-коробке. По размерам шляпы на ней был подцеплен и кусок тюля. Конец этой огромной вуали попал в колесо, и несчастную по-следовательницу моды притянуло с пролетки к колесу. Только благодаря тому, что удалось остановиться, дама отделалась трепкой за волосы, а шпильки, удерживающие шляпу, хорошо выполнили свое назначение».

А вот еще одна заметка: «На углу Зейской и Театральной, где целое море грязи, какая-то женщина, собираясь перейти улицу, пожалела свои туфли, сняла, поставила в сторону, сама заболталась со знакомой. Проходивший китаец, быстро поменяв свои туфли на чужие, зашагал дальше. Женщина заметила это, но догнать его не смогла».

Действительно, поговорить женщины любят - где угодно, когда угодно, в любые времена. Но вот чтобы личное оружие иметь, это, согласитесь, удивительно. Причем речь в благовещенской полицейской хронике начала ХХ века идет не о какой-то состоятельной особе. «У крестьянки Владимирской губернии Анастасии Мотовой из квартиры по Большой (сейчас ул. Ленина. - Авт.) между Театральной и Семинарской (сейчас ул. Политехническая. - Авт.) в доме Мостовщикова утерялся револьвер системы Бульдог №1 пятизарядный».
Да, до революции 1917 года оружие свободно продавалось в охотничьих магазинах. Были даже дамские модели, которые помещались в маленькой сумочке. Но если пистолета нет, женщина могла обойтись и без него.

«На Садовой улице (сейчас ул. 50-летия Октября. - Авт.) в доме Иванова сожительница плотника Коновалова не пустила пришедшего за долгом столяра и выбила ему ухватом два зуба», - сообщает «Амурская газета» летом 1910 года.

В газете «Эхо» того же времени встретилась такая заметка: «Хулиган в юбке. 27 июля в 10.30 вечера на углу Вознесенской (сейчас ул. Красноармейская. - Авт.) и Мастерской (сейчас ул. Шевченко. - Авт.) крестьянка Тобольской губернии Александра Десятова вздумала позаниматься спор-том забурхановских хулиганов: она старалась добросить железной палкой до электрического фонаря. 
Проходившим городовым второго участка эта проделка была замечена, и он поторопился прекратить безобразие, но пока он подбегал, женщине удалось разбить фонарь. Она арестована». 

В общем, как и теперь, женщины нашего городка были очень разными. Любопытно, что сказал о них приамурский генерал-губернатор Н.Л. Гондатти (в апреле 1916 года он дал интервью корреспонденту газеты «Хабаровские вести»): «…женщины Приамурья и Уссурийского края сильно отличаются от своих русских сестер (имеются в виду женщины, живущие в европейской части России. - Авт.). Здешние женщины сильно избалованы… там, особенно в губерниях, где население занимается отхожим промыслом, женщина делает все: пашет, боронует, даже сеет. Здесь, на Востоке, женщина в цене. Ее дело не выходит за пределы домашнего обихода».  

Это было 100 лет назад.

Валентина КОБЗАРЬ.